Полная версия тезисов Председателя ЦИК России Владимира Евгеньевича Чурова в интервью специальному корреспонденту газеты «Московский комсомолец» Михаилу Павловичу Зубову

30.12.2015

- Процесс подготовки к выборам 2016 года в ЦИК России начался фактически в феврале 2015 года. Все процедуры прописаны в законодательстве и проходят в установленные законом сроки.

Сейчас одна из важнейших тем – это формирование территориальных избирательных комиссий. Этот процесс особенно важен в связи с тем, что в 2016 году выборы депутатов Государственной Думы пройдут вновь по смешанной системе: 225 будут избраны по партийным спискам, 225 – по одномандатным избирательным округам.

Это означает, что в тех субъектах, где будет образовано более одного одномандатного округа некоторые территориальные избирательные комиссии будут одновременно и окружными избирательными комиссиями.

Я, например, специально съездил в Татарстан и в Башкортостан. Там по шесть одномандатных округов и, соответственно на шесть территориальных избирательных комиссий будут возложены эти полномочия.

Непосредственно на Центральную избирательную комиссию будут замкнуты и избирательные комиссии субъектов Российской Федерации и территориальные избирательные комиссии с обязанностями окружных. Более того, на эти комиссии могут быть возложены обязанности еще и избирательных комиссий в соответствующих муниципальных образованиях, так что им придется организовывать и  местные выборы.

По состоянию на сегодняшний день в единый день голосования 18 сентября 2016 года планируется заместить 36 тысяч мандатов всех уровней. Но это, конечно, мелочи по сравнению с тем, что происходило в сентябре этого года, когда замещалось 92 тысячи мандатов всех уровней.

Я, кстати, уже неоднократно говорил, что кампания 2016 года будет в какой-то степени проще, чем рекордная по числу распределяемых мандатов кампания 2015 года.

И еще здесь можно отметить тот факт, что половина всех избирателей Российской Федерации – 65 миллионов - получат более двух бюллетеней.

Возвращаясь к вопросу о формировании ТИКов, к сожалению, должен отметить, что далеко не везде он проходит безболезненно. Возникают проблемы даже у парламентских партий, которые вправе иметь своего представителя во всех территориальных избирательных комиссиях. И как правило, эти проблемы возникают, скажем так, при обоюдном участии. Скажем, в Оренбургской области в комиссию принесли два альтернативных списка от партии ЛДПР, сначала один, потом другой. И вот я сейчас попросил очень внимательно проработать этот вопрос оренбургских коллег с центральным аппаратом ЛДПР с тем, чтобы в территориальных избирательных комиссиях были настоящие представители этой партии и не было претензий у этой партии, к людям, которые будут проводить выборы 2016 года.

Еще одна ключевая задача по подготовке к выборам депутатов Государственной Думы – это подготовка всех нормативных документов по выдвижению и регистрации кандидатов, списков кандидатов. Вы знаете, что за последние годы количество отказов в регистрации, особенно представителям политических партий, уменьшилось весьма существенно.

Наша задача – подготовить документацию таким образом, чтобы ни у кандидатов, ни у комиссии не возникало трудностей. Достаточно важную роль здесь играет новинка, которая будет впервые применяться на выборах депутатов Государственной Думы в обязательном порядке. Это заполнение и предоставление машиночитаемой формы кандидатом, политической партией. Здесь уже никаких споров по поводу оформления документов не должно в принципе возникать; мы проводили многочисленные тренировки. Очень просто: форма заполнена правильно или форма заполнена неправильно. Человеческий фактор тут полностью исключается. Никакая комиссия ничего изменить, исправить не может, как ты заполнил – так документ и входит в машину, и машина проверяет, правильно ты заполнил или нет.

Надо сказать, что мы последовательно работаем в этом направлении, чтобы исключить субъективный фактор при приеме документов. Вы знаете, мы стараемся учить всех членов избирательных комиссий: первое – внимательно принимать документы; второе – незамедлительно указывать на все обнаруженные ошибки и неточности. Мы считаем противоречащим законодательству, если комиссия по каким-то причинам, каким-то соображениям скрыла от кандидата, от политической партии при приеме документов нехватку обязательных документов или неточности. Она должна сразу предоставлять возможность исправить, добавить документы.

В том числе вы знаете, что мы даем установку и по такому параметру как сведения о судимости, в т.ч. снятой или погашенной. Если до обсуждения вопроса о регистрации это выявлено, то об этом надо проинформировать кандидата, проинформировать политическую партию и дать им возможность, скажем так, признаться, что она есть, указать. В принципе, в законе это напрямую не прописано, но трактуя всю совокупность законодательства, мы требуем от избирательных комиссий предоставлять такую возможность. Не надо компромат копить и держать для того, чтобы иметь возможность отказать в регистрации.

К сожалению, такая практика существует, и мы неоднократно, и перед сентябрем 2015 года, рассматривая жалобы, удовлетворяли их в подобных случаях.

Второй момент – это проверка соблюдения порядка финансирования деятельности политических партий в межвыборный период (вы знаете, это поручено делать нам) и избирательных фондов. Эти нормы сейчас внедряются практически повсеместно в Европе, поскольку это соответствует направлению борьбы с политической коррупцией. А сейчас, к сожалению, к этому добавилась в ряде стран и борьба с терроризмом, потому что проходят незаконные платежи и так далее.

Здесь есть определенные достижения. Прежде всего, это наша совместная работа с Центробанком. Многие критически относятся к его работе по другим направлениям. Я могу сказать, что Эльвира Сахипзадовна Набиуллина и ее команда в нашей сфере проявили себя очень хорошо. Сначала, когда мы в первый раз пришли к ним, два года назад, со всем разбираться, они отнеслись несколько скептически, был даже такой оборот: «У нас подведомственных нам учреждений, которые мы должны проверять, 100 с лишним тысяч, кажется, а у вас что, у вас там 79 партий». Но когда они вникли, то поняли, какой объем проверочный: десятки тысяч кандидатов, десятки тысяч избирательных счетов, 70 с лишним политических партий и их региональные отделения.

Кстати, интересная история: ранее соответствующими полномочиями была наделена служба, которую «влили» в Центробанк. При этом Центробанк не исполнял эту функцию. Нам потребовались изменения в законодательство, чтобы все расставить по своим местам.

Что на выходе. Мы установили канал электронного обмена данными и сократили время проверки с нескольких недель до 20 минут. Таким достижением мало кто может в Российской Федерации похвастаться. Это благодаря работе их электронщиков и наших электронщиков, которые в кратчайшие сроки сумели договориться о том, чтобы действительно реально было все в электронном виде и защищено от проникновения посторонних, потому что оказалось, что наша система безопасности ничем не уступает системе безопасности электронных систем Центробанка (так и должно быть на самом деле).

Далее по поводу проверки на судимость. Я уже говорил, что мы заранее стараемся предупредить здесь ошибки, то есть невольное сокрытие судимости. Почему? Потому что до сих пор еще в целом ряде политических партий есть так называемые юристы-консультанты, которые не понимают разницы между правоприменением в уголовном праве и правоприменением в избирательном праве и ссылаются на статью Уголовного кодекса о том, что снятая и погашенная судимость не считается судимостью. Там да, а в избирательном процессе, в избирательном законодательстве, необходимо указывать снятую и погашенную судимость. Такое указание не влечёт поражения в правах.

В принципе, мы убедились, что это на самом деле на предпочтения избирателей не влияет, хотя при проверках выяснялось иногда, что человек скрыл не одну снятую и погашенную судимость, а, скажем, семь-восемь, и одна из них непогашенная. Бывали и такие случаи.

То же самое с проверкой имущества. Самой избирательной комиссии информация об имуществе кандидата не нужна, она не влияет на процесс регистрации. Она нужна избирателю. Избиратель хочет знать, кто его кандидат. Если он безработный, временно не работающий, то откуда у него пополнение фонда происходит? Поэтому нужно контролировать фонды и имущественное состояние.

При проверках иногда выявляются довольно любопытные вещи. Был случай, когда кандидат не имущество пытался скрыть, а пытался скрыть несовершеннолетнего ребенка, на которого две трети его многомиллионного имущества было записано. Но когда ему предъявили копию платежки алиментов, он вынужден был признать. Ни в одном другом документе этот несовершеннолетний ребенок не фигурировал.

Одно из важнейших новых направлений проверки – это проверка незаконных поступлений от компаний, конечным владельцем которых является офшор. Практически все ведущие партии России были вынуждены вернуть часть полученных в избирательные фонды средств, если они были перечислены от предприятий, владельцами которых являются офшоры, даже если это «дочки» государственных предприятий.

Мы, безусловно, будем продолжать эту работу, поскольку, еще раз подчеркну, прозрачность экономической системы при наших проверках практически абсолютная, то есть от нас скрыться очень тяжело, тяжелее, чем в советские времена от ОБХСС. Ведь закон обязывает все без исключения организации, ведомства с нами сотрудничать и предоставлять сведения о кандидатах.

Отдельная тема касается проверки подписей в поддержку кандидатов. Тут все очень просто: есть две стороны, то есть два сорта ошибок. Первая – это когда кандидат и его уполномоченные лица «рисуют» подписи. Причем практически все методы рисования подписей сейчас хорошо выявляются. Есть интересные методы. Люди с некоторой долей остроумия включают в списки всех героев Салтыкова-Щедрина, это такая метка, требующая особого внимания при проверке.

Но чаще всего, к сожалению, особенно небольшие, недавно зарегистрированные партии, экономя средства, берут, на базаре покупают базу данных, а дальше все очень просто, на раз-два высчитывается даже, какую базу данных они использовали. Почему? Потому что если при проверке выясняется, что все ошибки связаны с тем, что люди поменяли паспорт, скажем, в 2011 году, а все, которые поменяли до 2011 года, указаны правильно, значит, база 2010 года. И так далее. То есть недобросовестное отношение сборщиков подписей.

Вторая сторона вопроса – это ошибки избирательных комиссий. И здесь хочу особо подчеркнуть, что во всех случаях, когда мы отменяем решения этих комиссий, связанных с якобы нарушениями при сборе подписей, 100% случаев – это отступление комиссий от тех методических рекомендаций, которые разработаны в Центризбиркоме.

Когда избирательная комиссия, например, передает подписи для проверки экспертам МВД, не сообщив об этом кандидату или не пригласив его на эту процедуру – это противоречит нашей методике, и в этих случаях мы встаем на сторону кандидатов. То есть нарушение процедуры со стороны комиссии на самом деле выгодно кандидату, потому что его жалоба в этом случае, как правило, удовлетворяется.

Именно поэтому мы требуем от всех комиссий, особенно при подготовке к выборам 2016 года, неукоснительного следования нашей методике проверки подписей. Все должно происходить открыто; есть только одна закрытая сфера – это персональные данные подписавшихся.

Я напомню, что только 14 политических партий освобождены от сбора подписей на выборах депутатов Государственной Думы.

При этом, мы много лет очень плотно работаем с политическими партиями. Для этого создан целый ряд механизмов. Это и экспертная группа при председателе Центральной избирательной комиссии, и Общественный научно-методический консультативный совет при ЦИК России и другие площадки. По нашим оценкам активны в работе с Центризбиркомом и ведут реальную подготовку к выборам 2016 года порядка 25 партий, то есть 14 плюс еще порядка дюжины, которые, у нас здесь появляются, берут у нас все материалы, заходят на наш сайт.

Что касается подготовки к муниципальным и региональным выборам, то это, как показывает опыт 2015 года, около 50 партий реально участвуют, по крайней мере реально рассчитывают на получение хотя бы одного мандата.

Еще один вопрос, которым мы очень плотно занимаемся в очень жестких временных рамках – это подготовка информационной системы ГАС «Выборы», всех ее элементов. Дело в том, что по просьбе Министерства финансов мы три года не просили денег на замену оборудования, брали деньги только на текущее развитие. Даже по программе технической модернизации – практически все деньги сдали обратно.

Мы в 2011 году обновили 100 процентов оборудования. К настоящему моменту срок эксплуатации у подавляющего большинства техники уже истек.

В итоге нам пока дали ту часть суммы, которая необходима для закупки в 2016 году, но мы поставлены в очень сложные условия. Я запретил обращаться в Правительство, к Президенту за разрешением совершать закупки у единого поставщика. Поэтому мы ждем доведения бюджетных лимитов и сразу начинаем проводить конкурсные процедуры.

Уже в феврале состоится первая тренировка системы ГАС «Выборы», а к августу мы уже должны испытать новую поставленную технику.

Последняя тренировка у нас будет где-то 2-4 сентября 2016 года. Речь идет, подчеркиваю, обо всей стране. Это 3 с лишним тысячи терминалов, это самая разветвленная информационная сеть. Сравнимая с нами только у МЧС и у Министерства обороны.

Слава Богу, деньги, которые были необходимы на замену в 2016 году, заложены в бюджете в полном объеме. Теперь нужно организовать работу: проконтролировать все конкурсы, всю аппаратуру протестировать. Причем тестирование в нашей системе проходит в два этапа, в контрактах это предусмотрено. То есть сначала поставщик поставляет нам примерно 10 экземпляров пробных, мы тестируем их, проверяем на совместимость с программным обеспечением, проверяем на отсутствие дополнительных устройств внутри и только после этого выкупаем всю остальную партию.

КОИБы, т.е. комплексы обработки избирательных бюллетеней, мы не закупаем, на это денег не выделено. Но мы опять попробуем выйти на цифру 80-90% использования в 2016 году имеющегося парка. То есть КЭГи, комплексы для электронного голосования,  как всегда в республиках, где больше одного языка; вы знаете, КЭГи очень удобны для использования на нескольких языках.

Что нового в ГАС «Выборы». Вы помните скандал в Петербурге, когда получилось на местных выборах, что кандидат получил или несколько кандидатов получили более 100% голосов. Мы выяснили, что эту арифметическую ошибку пропускал наш комплекс средств автоматизации. И после этого был введен специальный фильтр. Кстати, выяснилось, что раньше такие вещи вручную исправлялись. А в Петербурге вот не догадались вручную исправить, поэтому был большой скандал.

Вторая новинка, о ней я уже говорил, это машиночитаемая форма. Это часть ГАС «Выборы», потому что она вводится в ГАС «Выборы» и проверяется на всех трех этапах. То есть, в комиссии, организующей выборы, в комиссии субъекта, и на федеральных выборах в ЦИКе.

На фоне этой масштабной работы Федеральный центр информатизации подвергся беспрецедентной проверке. На нашем сайте есть график проверок различными органами: Счетной палатой, Росфиннадзором и так далее. Росфиннадзор проверил документацию с 2007 года. Критических недостатков не нашли, но проверили буквально все.

Нам предложили уменьшенное финансирование самой кампании по выборам депутатов Государственной Думы 2016 года, вошло в бюджет вместо потребных 15 млрд. только 10 млрд.

Причем эта цифра, 15 млрд., была утверждена Правительством, еще несколько лет назад, когда они обосновывали свой законопроект об изменении порядка избрания депутатов Государственной Думы. В справке правительства фигурирует цифра 14,7 млрд. это несколько лет назад было. Это без учета прошедшей инфляции и т.д.

На чем нам предложили экономить? Нам предложили сэкономить на дополнительной оплате труда членов территориальных избирательных комиссий и участковых избирательных комиссий. Свести их почасовую оплату фактически к уровню 2007 года. В 2007 году председатель УИК в среднем получал за час работы 27 рублей. Рядовой член комиссии 22 рубля.

За это время мы дважды увеличивали в 2 раза на федеральных кампаниях. В 2012 году мы довели эту цифру у председателя УИК до 66 рублей в час. И для обычного члена комиссии 53 рубля в час. Нам предложили сократить до 30 у председателя и до 24 у рядового члена УИК.

Как мы будем выходить из этой ситуации? Мы не последуем рекомендации Минфина. Мы оставим уровень оплаты труда членов УИК и ТИК на уровне 2012 года, потому что это главные люди, которые считают и подводят итоги.

Что мы будем делать для экономии? Во-первых, мы отказываемся от возможности изготовления избирательного бюллетеня в виде брошюр. Сколько бы ни было партий, мы будем делать на одном листе. Пусть будет длинный лист, как на Украине, но затраты на брошюровку увеличивают стоимость бюллетеня в несколько раз.

Дальше, исключаем расходы на информационно-разъяснительную деятельность избирательных комиссий. То есть, оставляем только приглашения, отказываемся от роликов, они все равно не особо эффективны. Будем использовать бесплатное время на телеканалах, на радиоканалах для интересных выступлений. Будем стараться приглашать интересных людей без гонораров.

Кроме того, отказываемся от выплаты вознаграждений, премий. Полностью исключаем расходы на закупку технологического оборудования. То есть, какое-то количество кабин, какое-то количество ящиков для голосования мы всегда обновляли. Но в данном случае, они все у нас новые, прозрачные. И уже сообщили регионам, что пусть сейчас проверят состояние, если что-то требует починки, пусть чинят, но нового мы заказывать не будем, на это денег нет.

Резко уменьшаем командировочные расходы. Мы уже сейчас резко их уменьшили. Вместо командировок будем проводить видеоконференции. ГАС «Выборы» позволяет с каждым ТИКом связываться по видеоконференцсвязи, то есть будем жалобы и все прочие вопросы рассматривать дистанционно, без вызова и без выезда туда на место.

Отказываемся от проведения всероссийского селекторного совещания, нам это сейчас не нужно, у нас свои возможности.

При этом мы не исключаем необходимости все-таки увеличить определенную бюджетом сумму, потому что мы не можем прогнозировать уровень инфляции на будущий год.

Может получиться какая схема? Мы выставим минимальную стоимость контракта, но никто не выйдет на конкурс, потому что скажут, ребята, у нас минимальная цена в 2 раза выше. Такие риски есть.

Даже сумма 14,7 млрд. рассчитывалась в ценах 2013 года. И замена оборудования у нас скорректирована на начало 2015 года. Поэтому план основных мероприятий Федерального центра информатизации, проект этого плана, был составлен с учетом этих особенностей.

Еще один вопрос, который у нас вызывает определенное опасение, это голосование в труднодоступных и отдаленных местностях. Общее количество граждан, избирателей, проживающих в этих местностях, не так уж велико, это примерно 160 тысяч человек. Для реализации их избирательных прав используются практически все виды транспорта, включая гужевой. Но самый проблемный вид транспорта - это вертолеты. Во-первых, их осталось мало. С этим во многом связана цена полета – это 200 и более тысяч рублей за час. В будущем году прогнозируют дальнейшее увеличение цены. Вторая проблема - это безопасность. Частота падений вертолетов за последнее время – 1 раз в неделю. Это те самые вертолеты, на которых в 16 году будут летать по стойбищам, по метеостанциям члены избирательных комиссий и наблюдатели от политических партий. Другой техники у нас нет.

У нас был прецедент уже в 2012 году, когда международные наблюдатели в Хабаровском крае отказались лететь на участок, подойдя к вертолету и внимательно его осмотрев. Увидели, что одно колесо подвязано веревочкой, просто веревочкой, капроновым тросом. Наши слетали обеспечили голосование, вернулись, все нормально.

Поэтому, настойчиво всем говорю, и в Администрации Президента, и политическим партиям - уважаемые коллеги, 160 тысяч избирателей, давайте предоставим им возможность голосовать так же, как такому же примерно числу людей, находящихся на кораблях дальнего плавания. Никаких вопросов не возникает. Вот был один инцидент всего, там с парусника передали информацию, а на земле ее озвучили до 8 часов вечера. Давайте дадим те же права, дистанционно. Речь идет о рации, телефоне, мобильном телефоне, спутниковом телефоне, в том числе и интернете.

Сегодня перед нами дилемма: либо огромный риск и огромные деньги, либо мы не можем обеспечить голосование. Речь идет сейчас более, чем о 400 млн. рублей, которые надо будет затратить. А на самом деле эта цифра вырастет. В итоге затраты на голосование одного избирателя в среднем в 2015 году составили 101 рубль, а в отдельных местах - 36 тысяч рублей. Так лучше выбрать дистанционный способ голосования, исключая его недостатки.

Вы знаете, что нам дано поручение Президента по вопросу работы наблюдателей. К 20 января мы должны обобщить практику работы российских и международных наблюдателей. Сразу вам могу сказать, что тема непростая. Сейчас мы находимся на этапе сбора и анализа информации. Сколько было наблюдателей, от кого были наблюдатели. Сколько было членов комиссии с правом совещательного голоса, сколько было представителей средств массовой информации. После того, как мы это все проанализируем, моя позиция такая - расширить права и обязанности наблюдателей и расширить права журналистов. Но журналистов настоящих. Вы знаете, мы одна из немногих стран в Европе, которая разрешает фото- и видеосъемку. Причем, для этого разрешение не требуется. У нас требуется спросить с какого места можно вести съемку, при этом место определяется только единственным условием, не раскрытием персональных данных. Все остальное считается самодеятельностью председателей УИК.

Злоупотребления со стороны профессиональных журналистов мы фиксируем исключительно редко. На моей памяти был всего один случай, когда профессиональный журналист федерального СМИ устроил провокацию на избирательном участке.

Наш великий ученый Борис Николаевич Чичерин открыл закон, что каждому праву соответствует обязанность. Каждой обязанности соответствует право. Право и обязанность это понятия сопряженные и нераздельные.

Я вам скажу, откуда проистекает мое предложение о наделении наблюдателя дополнительными обязанностями. Из Белоруссии. Ведь у них проголосовало более 30% досрочно, как в Америке. Хотя фактически у них на 7 дней растянулась обычная процедура голосования.

В том же помещении, с тем же составом УИК, с теми же наблюдателями. 6 дней они голосовали в один ящик для голосования, 7-й – воскресенье – в другой. А все остальные процедуры ровно такие же, никто никуда ничего не передает.

Моя точка зрения, что наблюдателей и членов комиссий с правом совещательного голоса надо обязать участвовать во всех процедурах УИК. А наблюдателей ТИК надо не наделить правом, а обязать участвовать во всех без исключения процедурах. Есть вероятность, что их количество в таком случае уменьшится. Но толкаться, как это сейчас бывает, на избирательном участке 12-15 наблюдателям смысла никакого нет. Достаточно 2-3, но квалифицированных. А вот во время досрочного голосования им надо присутствовать обязательно. Во время передачи конвертов с досрочным голосованием они должны быть обязательно. При выдаче открепительных удостоверений, на федеральных выборах будут открепительные удостоверения, они обязаны быть, на мой взгляд.

Мы заинтересованы в том, чтобы ни одна процедура не проходила без наблюдения. Мы сейчас заворачиваем объяснения комиссии, которая проводит пересчет без приглашения наблюдателей, без приглашения части членов УИК. Мы считаем, что если процедура проводится в отсутствии части участников процесса, она вызывает сомнение. Они мне говорят, а мы звонили, мы ему телеграмму посылали, а он не пришел. А почему не пришел? Потому что ответственности нет. Вот права у него есть, а ответственности за исполнение этих прав нет.

Хочу отметить, что в едином дне голосования 13 сентября 2015 года активно участвовали уполномоченные по правам человека и сама Элла Александровна Панфилова. Мы ее теперь приглашаем на все наши мероприятия, она нас приглашает взаимно на свои семинары и конференции. Так что контроль не помешает. Но контроль не помешает только тот, который не мешает избирателю голосовать. Вот здесь непреложная есть граница, любое действие не должно мешать избирателю в исполнении его права и гражданской обязанности. Пока эта гражданская обязанность ничем не фиксирована, и я надеюсь, что так будет и дальше.  Принуждения не будет к голосованию. Я категорический противник полицейского голосования, как в Бельгии, в Австралии или еще где-то.

В Перу, например, блокируют на определенный период все твои банковские счета, все твои кредитные карты, если не участвовал в голосовании.

Еще один интересный вопрос касается самой процедуры подведения итогов голосования. Есть мнения, что она очень сложна. Но есть примеры из мировой практики, где еще более сложная система и голосования и подсчета голосов.

Например, в Казахстане в одно время на участках параллельно применялось электронное голосование и бумажными бюллетенями.  Избиратель мог выбирать, голосовать на устройстве, подобному нашему КЭГу или традиционным способом. Вы знаете, что комплекс электронного голосования, это комплекс, состоящий из нескольких устройств для голосования: 5 боевых стационарных, 1 переносной, 1 учебный. То есть, 7, а бывает и 10. У них 2 стояло и обычный ящик для голосования. И, между прочим, эта система, вызвала громадные трудности при подсчете голосов. Потому что нужно было изначально вести раздельный учет голосовавших на электронном оборудовании и голосовавших бумажными бюллетенями. А УИК этого не учла. У них результат не сходился, пока мы с моим коллегой из Англии не нарушили правила международного наблюдения, объяснив председателю, в чем ее ошибка.

Или сейчас я был на референдуме в Армении. Там голосуют следующим образом. Ты приходишь, предъявляешь паспорт, тебя проверяют по спискам. Дают тебе бюллетень и конверт и ставят первый штампик. Потом ты заходишь за картонную загородку, на столах отмечаешь галочкой ответ, вкладываешь в конверт, запечатываешь конверт, идешь к ящику для голосования, полупрозрачному, там сидит член комиссии. Он еще раз проверяет у тебя паспорт, ставит 1 штампик в паспорт, другой на конверт. Открывает щель для голосования, ты туда опускаешь конверт.

То есть, это такой некоторый симбиоз французской системы и ранее российской.

В Аргентине, например, электронное голосование, но имеет 4 последовательные процедуры верификации. Очень дорогая система. Голосование в Аргентине или в Бразилии стоит не 101 рубль на избирателя, а в разы дороже.

Что касается нашей страны, то мы предлагали некоторое время назад упрощенную процедуру. Но пока нас не поддержали, причем, не поддержали в основном партии, некоторые из них наоборот предлагают усложнить процедуру - подсчет голосов. Если анализировать их предложения, то создается впечатление, что им вообще избиратель не нужен.

В моей практике были случаи, когда мне звонили и говорили, Владимир Евгеньевич, вы мне напишите столько-то, потом перестали. Я же провожу экскурсии, показываю, что при подсчете голосов ни от одного члена ЦИК ничего не зависит. Мы последними видим результаты, и последними подписываем итоговый протокол на федеральных выборах.

Подготовка к федеральным выборам идет в полном соответствии с законодательством, отступления от графика нет. Ровно так же, как это происходило в 2006 году, в 2010 году. Почему я назвал эти годы? У нас традиционно в России подготовка к выборам депутатов Государственной Думы ведется двумя составами ЦИК, по преемственности. В марте формируется новый состав, который продолжает в соответствии с установленным графиком работу без какой-либо задержки и промежутка. Потому что это предусмотрено законом. И тут тоже от нас мало что зависит, от нас зависит наполнение, по сути. А график от нас не зависит. Все прописано в законе.

При этом у членов ЦИК нет ограничения по срокам пребывания в должности. Например, Евгений Иванович Колюшин, представляющий КПРФ, является членом комиссии с 1995 года. После послания Президента, мне 2 журналиста задали вопрос, Владимир Евгеньевич, вы будете снова председателем? Первому я ответил, что данный вопрос не являлся темой послания. А второму я просто сказал, я сам никогда ничего не планирую, меня планируют, а вот куда?

Вы же меня знаете много лет, согласитесь, что я можно сказать, последнее травоядное в столичном политическом зверинце. Так что можете меня называть просто козлом Тимуром. Съест меня тигр, не съест меня тигр, все зависит не от меня. Пока я травку щиплю, никого не кусаю, я же очень мирный человек, вы же знаете.

Меня несколько настораживает, что мы не получаем денег на дальнейшее развитие техническое избирательной системы.

Монголия одномоментно перешла целиком и полностью на электронное голосование. Киргизия в этом году целиком перешла на КОИБы, правда, изготовления южнокорейского и на южнокорейский кредит. Но если посмотрите, они даже внешне схожи с нашими.

Я уже не говорю о странах Латинской Америки: Аргентина, Венесуэла, Бразилия полностью электронное голосование. Эквадор готовится к переводу на электронного голосование целиком. Причем, сколько было шуму по венесуэльской системе. Но она абсолютно прозрачная, она абсолютно честная. Таких сертифицированных систем в мире не так много.

Поэтому меня немного тревожит, что мы были в лидерах еще лет 5 назад, а сейчас ими не являемся. Думаю, что у следующего состава Центризбиркома одна из главных задач как раз и будет в преодолении этого отставания, и возвращении на магистральный путь технического развития избирательной системы. В том числе включая и возможно, введенную законодательно систему видеонаблюдения.

Возврат к списку