Ответ Центральной избирательной комиссии Российской Федерации на обращение А.А. Данильца


А.А. Данильцу

Уважаемый Александр Андреевич!

На Ваше обращение, поступившее в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации 11 марта 2019 года, сообщаем следующее.

В полномочия Центральной избирательной комиссии Российской Федерации, определенные пунктом 9 статьи 21 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», не входит проверка законности и обоснованности не вступивших в законную силу решений судов.

Вместе с тем, учитывая содержание приложенного к Вашему обращению решения Белоярского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 26 февраля 2019 года по гражданскому делу № 2-43/2019, полагаем возможным обратить Ваше внимание на следующие обстоятельства.

Конституция Российской Федерации закрепляет право каждого на защиту своей чести и доброго имени (статья 23 часть 1), на свободное выражение своих мнений и убеждений (статья 29 часть 3), право граждан Российской Федерации обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления (статья 33). Кроме того, каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (статья 46 часть 1). Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (статья 17 часть 3).

Таким образом, указанные положения Конституции Российской Федерации в своей совокупности возлагают на суд как орган правосудия при разрешении споров, связанных с правом на защиту чести, достоинства и деловой репутации, обязанность обеспечивать баланс конституционно защищаемых прав граждан на обращение в государственные органы и органы местного самоуправления, а также на свободное выражение каждым взглядов, с одной стороны, и прав на защиту всеми своей чести, достоинства и деловой репутации, с другой.

В соответствии с пунктом 10 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц» судам необходимо иметь в виду, что в случае, когда гражданин обращается в государственные органы и органы местного самоуправления с заявлением, в котором приводит те или иные сведения (например, в правоохранительные органы с сообщением о предполагаемом, по его мнению, или совершенном либо готовящемся преступлении), но эти сведения в ходе их проверки не нашли подтверждения, данное обстоятельство само по себе не может служить основанием для привлечения этого лица к гражданско-правовой ответственности, предусмотренной статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку в указанном случае имела место реализация гражданином конституционного права на обращение в органы, которые в силу закона обязаны проверять поступившую информацию, а не распространение не соответствующих действительности порочащих сведений.

Такие требования могут быть удовлетворены лишь в случае, если при рассмотрении дела суд установит, что обращение в указанные органы не имело под собой никаких оснований и продиктовано не намерением исполнить свой гражданский долг или защитить права и охраняемые законом интересы, а исключительно намерением причинить вред другому лицу, то есть имело место злоупотребление правом (пункты 1 и 2 статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Указанная правовая позиция содержится и в пункте 9 Обзора практики рассмотрения судами дел по спорам о защите чести, достоинства и деловой репутации, утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 16 марта 2016 года.

Между тем, из мотивировочной части вышеуказанного решения Белоярского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры не усматривается, что при его вынесении судом было установлено такое имеющее значение для дела обстоятельство как обусловленность действий ответчика исключительно намерениями причинить вред истцу.

Более того, из судебного решения следует, что в рамках рассмотрения соответствующего гражданского дела судом было исследовано постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в Ваших действиях состава преступления, предусмотренного частью 1 статьи 306 Уголовного кодекса Российской Федерации. Из приложенного к Вашему обращению постановления об отказе в возбуждении уголовного дела усматривается, что целями Вашего сообщения в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации информации о нарушениях законодательства о выборах являлись выражение своей точки зрения, а также защита и восстановление нарушенных прав и свобод граждан. Указанное обстоятельство, на наш взгляд, может свидетельствовать об отсутствии намерений исключительно причинить вред истцу, однако данное обстоятельство судом также исследовано не было.

Кроме того, полагаем, что решение суда по данному делу вступает в противоречие с положениями статьи 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (ратифицирована Федеральным законом от 30 марта 1998 года № 54-ФЗ «О ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод и Протоколов к ней»), в соответствии с которой каждый имеет право свободно выражать свое мнение, которое включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ.

Так, согласно позициям Европейского Суда по правам человека гражданские дела о защите чести, достоинства и деловой репутации в отношении лиц, направивших обращения в государственные органы, являются вмешательством в право таких лиц на свободу выражения мнения и что данное вмешательство должно соответствовать закону и преследовать законную цель защиты репутации истца. При этом такое вмешательство должно быть необходимым в демократическом обществе (постановление от 8 апреля 2010 года по делу «Безымянный (Bezymyannyy) против Российской Федерации»), соответствовать насущной общественной потребности и быть соразмерным преследуемой законной цели (постановление от 5 октября 2006 года по делу «Захаров (Zakharov) против Российской Федерации»).

В указанной ситуации, полагаем, что сообщение уполномоченным государственным органам имеющейся у гражданина информации о возможных нарушениях законодательства в том случае, когда такое сообщение не преследует цели навредить тому или иному лицу, а, напротив, обусловлено необходимостью предупреждения компетентными органами возможных или предполагаемых нарушений закона и направлено на защиту прав широкого круга лиц, к которым относятся участники избирательного процесса, не может являться основанием для привлечения сообщившего такую информацию лица к установленной гражданским законодательством ответственности.

Следует также учитывать, что в судебном решении отсутствуют сведения о том, что информация о предполагаемых нарушениях законодательства о выборах была распространена ответчиком каким-либо иным образом помимо направления сообщения в Центральную избирательную комиссию Российской Федерации.

Учитывая изложенное, полагаем, что указанные обстоятельства могут являться основанием для отмены или изменения не вступившего в законную силу решения Белоярского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 26 февраля 2019 года по гражданскому делу № 2-43/2019 в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, а также неправильным применением норм материального права (пункты 1 и 4 части 1 статьи 330 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

Секретарь Центральной избирательной
комиссии Российской Федерации


М.В. Гришина

Скачать